«Высота – 25. До Земли – еще четверть часа.
Возвращенье домой из глубин его звездной обители.
И готова уже для посадки его полоса
Путь к которой лежит под охраной из двух истребителей.

Вот прошел через слой так не вовремя взявшихся туч
На Земле тишина. Все застыли в тревожном молчании
Весь полет его был словно яркий космический луч
Озаривший для всех фантастические расстояния

Вот и всё. На Земле. Слышна радость у всех в голосах.
И создателей все поздравляют с бесспорной победой.
Он проделал свой путь за неполных четыре часа.
Кто же знать мог тогда, что полёт этот станет последним?!»

Виталий Чубатый,«Первый полет «Бурана»

Ещё совершенно недавно за упоминание слова «гептил», можно было получить тюремный срок.

Но обо всём по порядку.

После великой отечественной войны, когда страна только начала подниматься на ноги, а Американцы произвели испытание ядерной бомбы, направив её против людей (вспомним печально известные города Хиросима и Нагасаки), перед правительством СССР встала серьёзная задача не допустить подобного на нашей территории. И кроме того, уметь не только защититься, но и дать серьёзный отпор врагу.
Первостепенной задачей нужно было обеспечить максимально быструю доставку боевого заряда на территорию страны противника.  Ведь обычный самолёт-бомбардировщик можно и сбить благополучно над морем…
Нужны были ракеты.
Со всего СССР привлекали учёных, здесь мы не сможем перечислить всех, озвучим лишь громкие имена:
Сергей Королёв, Валентин Глушко, Игорь Курчатов, Владимир Челомей, Михаил Янгель, Глеб Лозино-Лозинский.

По всему СССР построили множество конструкторских бюро и полигонов и при них закрытые городки, которым порой давали неброское название и номер:
Например:
Знаменск-1 и войсковая часть 15644 — это полигон Капустин Яр.
Москва-400, Берег, Семипалатинск-21, станция Конечная, Курчатов это Семипалатинский полигон.
Город Мирный – космодром Плесецк
Это, если не считать маленьких военных частей противовоздушной обороны, разбросанных вокруг крупных и средних городов СССР.
Таких как например «Даль» Семёна Лавочкина. Но это будет другая история.

Начиная с 1949 года в ОКБ-456 Глушко Валентина Петровича совместно с Государственным институтом прикладной химии, проводились работы по изучению возможностей использования высокоэффективных компонентов топлива.
Таких как: фтор, моноокись фтора, аммиак, синтин, несимметричный диметилгидразин, диэтиламин, пентаборан, высококонцентрированная перекись водорода, и др.

Для практического освоения  таких новых компонентов ракетных топлив недалеко от Приморска, лабораторией ОКБ-456 в 1953-1957 гг. были построены первые четыре стенда и начаты работы по испытаниям модельных камер сгорания с целью выбора оптимального сочетания компонентов ракетного топлива и создания базовых элементов конструкции будущих ракетных двигателей.

А в 1970-х годах там был создан стенд для огневых испытаний объединенной двигательной установки орбитального корабля «Буран».

Во времена Советского Союза это был режимный объект, который работал на министерство обороны СССР, а точнее для его ракетно-космической области.

Из соображений конспирации, объект за несколько лет менял названия:
 — Объект 891
 — Испытательный центр НПО «Энергия»
 — Приморский филиал № 1
 — Научно-технический центр (НТЦ) ОКБ-456, НПО «Энергия»
 — ОАО «Приморский НТЦ» в составе ОАО РКК «Энергия»
 —  №1 Приморский филиал КБ «Энергомаш»

Для нормального функционирования ракетных двигателей, окислитель и горючее должны смешиваться в определённых пропорциях, тогда и тяга будет больше и понесёт космический корабль нас к звёздам….

Объект этот охранялся по всей строгости того времени. Еще бы, самый разгар холодной войны! Охраняли его не просто ВОХР, вооруженные солдаты внутренних войск МВД СССР.
На объекте был строгий пропускной контроль. Завод охранялся как с суши, так и со стороны Высокинского озера и Финского залива.

Мне удалось пообщаться с человеком, который там работал водителем. Он рассказал, что давал подписку на 5 лет о неразглашении. И его особо сильно не вводили в курс, что происходило на территории объекта. Он замечал, когда везли «изделие» на территорию завода или вывозили его, то спереди ехала пожарная машина, а вокруг всегда были вооружённые военные.

Объект этот на то время(70-80гг.) имел самые продвинутые станки и оборудование, которые были не в каждом НИИ и КБ.
Уже не говоря о сварочных технологиях которые применялись на этом заводе.
В то же самое время высококвалифицированные специалисты-сварщики страны не то что не знали, а даже не слыхали о них.

Из рассказов очевидцев:
Как-то вечером, отдыхая на даче у тетки, я услыхал странный далекий гул.
Не очень сильный, но не слышать его было нельзя.
Временами низкая частота этого звука была такой, что дрожала посуда и звенели стекла в оконных рамах.
Позже я узнал от знакомого, который там работал, что гул этот слышно тогда, когда на заводе, запускают ракетные двигатели.

«Пускачи» были фанатиками, одержимыми мечтой. Их глаза и сейчас горят задором, когда в памяти встают годы работы, которые многие называют лучшими в своей жизни. Эти захватывающие ощущения, когда после команды «Внимание, двенадцатый! Вводится особый режим!»
«И вот пальцы правой руки располагаются возле кнопки «Аварийное отключение», резкий выдох со словом «Пуск», и в течение секунд стендовое пространство заполняется ревом двигателя, торжествующе дымит «Парфенон» (дегазационное сооружение), подмигивающий секундомер на табло отсчитывает «медленные» секунды, уровнемеры подтверждают опорожнение емкостей и, наконец, самый лучший в наступившей тишине доклад: «Нормальное отключение». В такой обстановке и вырастали настоящие инженеры-испытатели, осознающие ответственность и значимость каждого своего шага».

_________________________

Приморский НТЦ сыграл решающую роль как единственная в стране база в отработке ракетного двигателя 11Д14, использующего в качестве окислителя фтор или моноокись фтора.
Однако не стоит забывать, что жидкий фтор – очень агрессивный продукт, требующий большой осторожности. В случае пролива горело все: металл, бетон, вода….

Двигатель 11Д14 до настоящего времени остается единственным в мире образцом отработанного двигателя такого класса, использующего в качестве компонентов топлива жидкий фтор и аммиак.
Для этого в Приморском филиале предшествовал этап многочисленных экспериментов по освоению технологии работ как с упомянутыми выше, так и с другими агрессивными и высокотоксичными компонентами (гидразин, несимметричный диметилгидразин, диэтиламин, пентаборан, высококонцентрированная перекись водорода)

Тэги для поисковиков:

Приморск: от Байконура — к «Морскому старту», Морской старт, Высокинское озеро, Бомбоубежище НТЦ, бомбарь, место, куда хочется возвращаться, шахта лифта, радиация, дозиметры, противогазы, высота, ОК Буран, Энергия-Буран, Заброшенный военный испытательный полигон, ЖРД огневое испытание, ОКБ 456, ракетный двигатель 11Д14, фтор, моноокись фтора, аммиак, синтин, несимметричный диметилгидразин, диэтиламин, пентаборан, высококонцентрированная перекись водорода, периметр, колючая проволока, смотровая вышка, заброшки, заброшенки, индустриальный туризм, сталк,

 

Leave a Reply